Проклятие жизненной науки.

Проклятие жизненной науки.

Проклятие жизненной науки неспособно однозначно обсудить ценности производственных линей. Эти линии наполняются живительной влагой только по мере прихода воды, поэтому по крайней мере одна ценность зависит от доброго случая. Случай же повелению не поддаётся, тем самым ставя всё в зависимость от себя.

Постановка перед фактом, равно как и перед процессом, производящим факт, является удобным средством манипуляции средних разумов, недостаточно крепких для сопротивления, но и не слишком слабых, чтобы сразу растечься в бессилии и депрессии. Манипуляция же необязательно плоха или хороша или безлика. Манипуляция имеет цель повелителя, который может стремиться к чему угодно. Так, мать повелевает ребёнком для его же блага, заботясь о сохранении всех его частей в связности и не давая вскрыться внешней оболочке. Хозяин берет собаку на охоту, чтобы потом вместе поесть наловленной добычей, которой будет больше, чем если собака будит охотиться одна. Феодал пускает холопа на войну, чтобы забрать его обноски себе, а король назначает феодала рыцарем, чтобы облачить его в латы и забрать все накопленные обноски в казну. Грабитель же забирает у инкассаторов деньги, не думая о том, будет им потом плохо из-за этого или нет.

Таким образом, средний ум, попавший под манипуляцию, может надеяться, что им манипулируют, желая ему добра, или что манипулируют, не думая о нём вообще. Случаев же с манипуляцией во вред следует избегать, задабривать манипулятора, делать его равнодушным, или укрепить собственный ум, что бы перестать быть восприимчивым к манипуляциям.

Тело синего приговора.

Тело синего приговора.

Тело синего приговора небрежно и помято. Его нижняя часть управляется голосом нежной собаки, поставляемой ему в количестве необходимом. Верхняя же часть умиротворяется по умолчанию, не требуя от других никаких действий, но и сама не проводя телодвижений, Так, некоторые страшные обстоятельства теоретически могут создать иллюзию скорой смерти для расторможения этой верхней части, но, так как верхняя часть имеет мозг, то она в итоге догадывается отделить иллюзию от остального, и прекращает наблюдать. Прекращение наблюдения одновременно ведёт к ещё большему умиротворению, и вот так иллюзии, не угрожающие верхней части, но обманывающие её, делают её ещё более неподдающейся пагубным влияниям. Это есть пример исполнения фразы: что не убивает, то делает сильнее.

Теперь рассмотрим нежную собаку. По правилам животного мира, подноготной любой собаки является наличие у неё слуха, нюха, укуса, взгляда и лая. При потере слуха, собака может охотиться, оперируя нюхом и взглядом. Без нюха - взглядом и слухом. Без укуса она всё ещё может помогать хозяину наводкой звонким голосом на цель, но без голоса собака становится абсолютно бесполезной в охоте и иных движениях. Обладая же нежностью в голосе, собака может творить истинные чудеса, как то: привлечение хозяина к наилучшей добыче, переманивание чужих охотников на свою сторону и делёж награды в несправедливых пропорциях. Если к нежности голоса добавить ум и хитрую ласку, то такая собака вполне сможет завербовать ноги и руки хозяина, то есть со стороны будет выглядеть так, как будто хозяин управляется собакой. Ум же хозяина при таком исходе оказывается замутнён звонкой нежностью собачьего голоса. При этом он рискует оголодать, отдавая всю добычу своей повелительнице.

Стена умирающего животного.

Стена умирающего животного.

Стена умирающего животного наполняется первобытной краской при первых проблесках майского утренника. Дети спешат на волю, поднимая за собой клубни ничего не подозревающей пыли, и лихо уносят её в свои древние закрома. Но откуда же древность у детской юности? Ответ кроется в непосильной жадности молодого восприятия: всё необходимо попробовать, а потому сперва унести в берлогу для будущего освоения.

Так вот появляется вопрос к неимущим: если имеется молодость и жадность, то появится ли старость и тучность или злость и короткая жизнь завистника? Практика показывает не хуже неимущих: жадность даёт деньги, тем самым выбрасывая из касты неимущих, но похищает святое право быть спрошенным по разным поводам. Таким образом, можно сделать смелое утверждение о более достаточной, но менее длительной жизни среднего ребёнка, что, однако, противоречит тренду развитых стран, где богатые тешат себя платными процедурами. Именно таким образом открывается особый пут ьбудущей жизни сегодняшних детей, не похожий ни на что, но соответствующий ранним привычкам их молодости.

Бдительность дверного замка.

Бдительность дверного замка.

Бдительность дверного замка, согласно устоям классической школы, нарабатывается годами через побуждение химических реакций особого толка к проистеканию в личинке этого самого замка. Такими процессами пользовались с самого основания замочного производства. Так, именитые ключники добавляли капельку подкислённой воды в замочную скважину, упреждая случайные химические реакции собственными и специальными. Прожигающий эффект такого влияния оставлял тонкий слой отходов другого цвета, которые затем легко сметались в сторону простым поворотом ключа. Отходы эти забивались в щели, однако, оголяя места личинки с наибольшим трением. Таким нехитрым образом менялся внутренний профиль замка, становясь менее восприимчивым к любому возможному виду вставленного ключа. Тем не менее, оригинальный ключ всё еще оставался самым подходящим, и при том достаточно, чтобы ключник мог провернуть его с результатом. Мошенник же, обладая неточной подделкой настоящего ключа, мог крутить хоть дерзко, хоть забвенно, но лишь заметал отходы хим. реакций в щели личинки, делая места трения ещё невнятнее. Этот топорный, аналоговый способ организации бдительности замка против поддельных ключей оказался достаточно прост и эффективен, чтобы продержаться в обиходе несколько сотен лет. Примечательно, что обработанная личинка замка представляет собой слабый искусственный интеллект, способный принимать решения по открытию/неоткрытию двери на основании фактуры входного в неё ключа.

Сегодня же, новая школа замкостроения и поддержки делает упор на цифровые решения, принимающиеся исходя из предварительного анализа ключа или специфичных атрибутов человека. Цифровые системы, однако, имеют своё собственное большое поле для взлома методами, например, хакерства, тогда как аналоговая кислотная обработка личинки замка не допускает такого же аналогового восстановления личинки к первоначальному виду.

Некоторое мясо на правильных костях.

Некоторое мясо на правильных костях.

Некоторое мясо на правильных костях остаётся по большей части из-за неведения человека-поедающего. Так, разные типы людей, имея различия в сути своего отношения к происходящему с мясом, несут различные же ответственности вкупе с, возможно, мелодичным личным мнением. Человек, сваривший мясо как еду, ответственен за его употребопригодность, особенно будучи поваром. Хорошего повара могут уволить за малую оплошность, а плохого простят и за великую как за норму, но некоторое моральное успокоение им всё же понадобится. Едок же переводит пару "качество приготовки" - "мнение о продукте" в объедки, причём размер этих остатков есть некоторая функция от этой входной пары. Хороший едок, например, голодный пёс, проглатывает еду целиком, но даже он не застрахован от неведения. Так, он может не знать о качестве приготовки, и, посему, дабы минимизировать ошибку, примет его за среднее из ранее узнанных значений. Однако, в таком случае, если человек всё жизнь питался непотребствами, а потом ему подали десерт, но неизвестным способом приготовленный, то человек, на всякий случай, примет качество его приготовки довольно низким, а потому обязательно не доест. Буржуй же, напротив, будучи привычным к всяким излишествам, примется уминать помои за обе щеки, проглотив даже откровенные шкурки и кости. Поэтому, правильные кости с мясом, являясь благородным продуктом с достойным вкусом и питательным результатом, оказываются необглоданы лишь по причине недооценки либо качества их приготовки, в чём виновен повар, либо из-за низкого мнения о материале, что есть вина поставщика костей.

Восприятие малиновой пакости.

Восприятие малиновой пакости.

Восприятие малиновой пакости в принципе зависит от сосредоточения в ней родительских частиц. Так, пакость не берётся сама по себе, но возникает изнутри существующего тела, являя собою пристанище его собственных частиц. А частицы эти, следуя наследственной привязанности, привлекают всяческую любовь своего бывшего хозяина, как личная собственность привязывает человека к себе. Как стяжатель не смеет упустить из рук своих вещи свои, так не может он разлюбить и пакость свою, хоть и не трогает её руками.

Пакость даёт о себе знать видом и запахом, излучая преимущественные цвета и зловонные испарения. Однако, малиновая пакость продолжает содержать ягодную природу, которая по-натуре своей прекрасна, а потому вполне себе сглаживает обыкновенную гадость испарений. По этой причине, малиновая пакость, в отличии от прочих, создаёт противоречивое впечатление у окружающих, отчего в некоторых культурах малиновые пакости считают допустимыми при уместном разговоре. Для хозяина же пакость, являя частицу его самого, привлекает взор, а малиновое наполнение и вовсе перевешивает прочие недостатки. Таким образом, хозяин пакости, в большинстве случаев, имеет к ней скорее положительное отношение, что может привести к неожиданным поступкам, возмущающим остальных. Так, малиновую пакость хозяин может трогать, гладить или даже разговаривать с нею. Однако, у этой поведенческой странности имеется и прагматичное применение: в ситуации острого голода и отсутствия какого-либо провианта, человек может найти или произвести малиновую пакость и употребить её снова, пользуясь в целом положительным отношением к ней. Такое хитрое поведение демонстрируют некоторые обезьяны, переживая голодные времена за счёт своей банановой пакости. Посему летом при очевидности неурожая следует употреблять ягоды отдельно от прочей еды, а результирующую пакость не выбрасывать и не использовать на удобрение, но складировать для употребления в ситуации возможного голода.

Средней руки упование.

Средней руки упование.

Средней руки упование по всякому поводу и на какую-либо сущность являет пример собой хорошего, но отнюдь не наилучшего действа. Так, его эффективность может быть познана в сравнении с двумя крайними вариантами, всегда наличествующими в случае присутствия хотя бы одной варьируемой величины. В общем виде, сильнейшее упование, происходящее повсеместно и без малейших оговорок, лишает человека воли, но и приободряет душу, зачиная процесс яростного ответа при попадании в ситуацию загнанного угла. В вероятном же случае наличия внимающей и желающей помочь сущности, например меняющей упование на личную выгоду, уповающий человек, не делая дел в следствии отсутствия воли, получает нужный себе результат от этой самой сущности. То есть такой вариант хорош для ленивых, но только при наличии внимающего существа.

Вторая крайность есть предел полного недоверия посторонним начинаниям при кратном увеличении собственной бойкости, собственных духа, скоромыслия и подвижности. Так, активный человек активен потому, что тратит на движения ещё и те силы, которые ленивый тратит на упование. Лишившись упования, такой человек не получит помощи от корыстной внимающей упования сущности, а бескорыстная о нём и не узнает. Однако, повышенная подвижность подкрепит здоровье и увеличит результат, зависящий от активности. Так как упование есть процесс мысленный, а неуповающие более подвижны, то они, по-видимому, разменивают часть мысленной деятельности на физические нагрузки, а значит такой крайний результат более интересен глупцам, которым приходится многократно разгружать мозг.

Средний же вариант частичного упования более универсален, а потому хуже крайних в их специальных ситуациях, но лучше во всех остальных. Однако, чисто средние варианты обычно никем не используются, потому что они самые простые, а значит для их выбора нужно отсутствие желания подбирать более подходящий для конкретных условий специальный вариант. Желание же подбирать отсутствует при скудном уме, то есть при повышенной подвижности, а такой человек скорее сместится в сторону второй крайности, нежели предпочтёт средний вариант.

По искренним наблюдениям, лучшим является подход с переменным упованием, при котором в отчаянной ситуации, где любой ход вреден или безынтересен, выбирается первая крайность с полным упованием, что может побудить алчущую молитв сущность помочь. При нахождении же лёгких путей самостоятельного достижения правильных успехов, не требующих большого ума, лучше перейти в режим надежды на себя и потратить силы упования на подвижность в сторону тех самых, лёгких успехов. Выбор же подходящего момента для смены стратегии есть отдельная сложная задача.

Попеременное устройство прохладной мякоти.

Попеременное устройство прохладной мякоти.

Попеременное устройство прохладной мякоти несколько напрягает своим поведением. Так, за неимением произвольного основания, всякая находчивая утварь старается заручиться поддержкой серванта в двух смыслах: в лексическом, который зависит от интерпретации слова "поддержка"; и в реально-физическом: чтобы не упасть, утвари требуется горизонтальная поддержка, причем находящаяся прямо под ней. Для нахождения таковой услуги среди всех доступных и образовался небезызвестный каталог возможных поддержек. Итак, в его состав входят разные главы, каждая из которых отвечает за свою собственную часть общего. Примерным применением глав служит их положение в привилегированном состоянии, при котором на них обращается внимания несколько больше, чем минимально необходимо для их достаточно частого прочтения. А чтение же в свою очередь вызывает разные реакции и связанные с ними ассоциации, что, несомненно, интересно.

Как бы там ни было, наличие способа управлять этими реакциями явит собою нелицеприятный метод борьбы с авторским умыслом, ведь в любом произведении сам текст занимает лишь половину важности. Другую же половину важности занимает интерпретация этого текста, которая, в нашем случае, поддаётся настройке. Так древнее слово "врач", произошедшее от слова "врать", стало означать не жулика, но лекаря, что есть несомненная диверсия врагов народа. По этим признакам изменения смысла распространяется возможность оперативного замечания и исправления результатов таких диверсий, чем и стоит заняться доброжелателям в свободное время.

Принудительное освящение струи.

Принудительное освящение струи.

Принудительное освящение струи есть процесс повышенной сложности, существующий для блёклых глаз. Как признано некоторыми весьма абстрактными повелениями, блёклый глаз есть последствие неустранения бельма на глазном яблоке или же его частичное резъедение через смачивание мочёй. Принуждение блёклого глаза к беглому осмотру местности вынуждает его продуцировать искажённые цвета, отличающиеся от нормальных тем, что их суммарная яркость и неразмытость их подобна таковым у средней руки плафона, на котором к тому же ещё и сидит пыль. То есть, блёклый глаз позволяет мгновенно симулировать взгляд из центра лампы, находящейся в плафоне, но не приемлет выборочность такой симуляции. Таким образом, наличие только одного блёклого глаза повышает способность человека к расширенному анализу действительности, но два таких глаза лишают их носителя обычного видения мира. Поэтому необходимо средство выборочного изменения одного блёклого глаза на один обычный в ситуации наличия всех двух блёклых глаз.

Известен способ утончения любой вещественной оболочки через отщепление кусочков от неё. В качестве отщепителя может выступать любая хватательная поверхность, будь то рука или жидкая консистенция. Как правило, любой такой объект можно разбить на наималейшие одинаковые составные части; по размерам же частей можно судить о предпочтительном размере хватаемой оболочки. Так, кисть руки можно разбить на составляющие её пальцы, заменяя всех их на один заранее выбранный. При такой операции кисть изменит свои внешние качества, но не утратит функциональные. Так как палец довольно крупен, то и приспособлен он для хватания крупных, сопоставимых с собой частей плёночной оболочки. То есть, палец может вынуть блёклую часть глаза полностью, но возможно и с самим глазом, что не подходит для большинства пользователей. Другой тип отщепителя - жидкость, в которой этот отщепитель растворён. Так, если растворить пальцы в воде, то, по идее, должен получиться отщепитель, пригодный для мягкого удаления блёклой оболочки без затрагивания глаза. Как известно, палец сам по себе не растворяется в воде, так как ею не смачивается. Однако, природа создала уже готовые машины по переводу разных материалов в жидкие состояния. Такими средствами являются например лава, кислота, кастрюля для супа вместе с поваром и принадлежностями и др. Человек тоже имеет такой механизм - это совокупность рта как первого актора и мочевыделительного тракта как последнего актора в акте приёмо-передачи. Промежуточные же шаги этого аппарата требуют отдельного изучения.

Таким образом, мы можем получить жидкий отщепитель с минимальным размером своей уникальной отщепительной части через процесс поедания пальцев с их дальнейшим выделением в виде мочи. В общем-то, давно известен пряный народный способ обличения глаз мочёю для их лечения. Этото способ, однако, снимает только часть блёклой плёнки ввиду сильной переработки пальцев внутри организма. Здесь же мы рассмотрим другой способ приготовления жидкого отщепителя, основанный на преобразовании обычной мельчайшей воды благостями святого духа. Так, для правильного формировательного воздействия необходимо освятить всю воду, предоставив ей свободу выбора в течении всего освящения. Так как вода тянется к самой себе, соседние части воды будут непрерывно влиять на любой другой кусочек воды, тем самым принуждая его сделать тот или иной выбор. По правилу природы о сохранении того, что есть, части воды все вместе выберут не менять ничего, то есть не благословляться. Для позволения же им принять самостоятельное решение, части воды необходимо озаботить иным происходящим, при котором им будет не до коммуникаций. Для такого действа подойдёт, например, сбрасывание воды вниз, при котором, как показывают наблюдения, вода делится на кусочки, которые, таким образом, больше не стараются держаться друг-друга. Экземпляром данного подхода может служить дождь, который льётся не сплошной струёй, но, напротив, маленькими частичками воды - капельками. Таким образом, необходимо воду разбивать на составные части на протяжении обряда освящения до тех пор, пока каждая отдельная часть не сделает нужный нам выбор о становлении себя святой. Когда же больше половины всей воды освятится, можно будет всю её собрать воедино, что вынудит остальные части, уже смущённые проповедью, принять освящение под влиянием большинства.

1Для автоматического разбиения воды для её же освящения предлагается следующий аппарат. В нём часть воды постоянно находится в состоянии струи, и каждая отдельная часть воды оказывается в таком состоянии при достаточном соотношении мощности насоса к длительности проповеди. Теоретически, в результате вся вода должна оказаться освященной и пригодной для исправления блёклого глаза самым мягким из ныне известных способов.

Приземление земляной воды.

Приземление земляной воды.

Приземление земляной воды есть повод для заченания светлого похода. Покамест вода у человека в кружке обычная, он не насыщается видимыми вкусовыми частями. Когда же человек поднимает воду из земли, например с помощью колодца, вода такая оказывается гораздо предпочтительнее. Причина в месте жительства воды. Так, бывает вода дождевая, которая остаётся на листве, пытаясь вернуться обратно на верх облаков. Очевидно, её место не в человеке, а в боге. Бывает вода морская, которая всем своим вкусом отгораживается от потребления человеком, так как её место среди рыб. Имеет смысл проверить поведение морской воды при заполнении желудка человека морскими же рыбами. Морская вода должна признать их и потянуться внутрь человека как внутрь своего дома, поменяв горький вкус на приятный.

Кроме того, бывает вода земляная, которая считает своим домом глубокие ямы или колодцы. Для человека она оказывается в самый раз, так как сам человек произошёл из земли и в неё же возвращается. Проникновение земляной воды в человека усиливает его притяжение к земле, особенно её углублённым частям. Такая вода подходит для крестьян, землекопов, пьяниц, и окопной пехоты. Менее вкусная дождевая вода, скапливающаяся на траве или в лужах, вписана в рацион пилотов и космонавтов, а также парашютистов для снижения их веса. Морская же вода может подойти только аквалангистам, и даже не морякам, так как она потянет их, а вместе с ними и весь корабль, ко дну. С другой стороны, если рыбаки выпьют морской воды, то это увеличит вероятность того, что рыба, перемещаясь из одного куска морской воды в другой, случайно переместится из моря в ту морскую воду, что в желудках моряков. В таком случае, эта вода перестанет пытаться избежать желудка, перестанет тянуть корабль вниз, а моряк поест.